Главная » Веды » Источник Жизни » Стихи (Веды)

Стихи (Веды)

А.Ю. (Беловодье).

Истоки

Взошло Ярило над полями, раскрасив в золото жнивьё.
Запели птицы над лесами, сгоняя ночи забытьё.
Открылись зеленью поляны, вновь зашумел сосновый бор.
И Водяной, воспевший Ния, продолжил с Лешим разговор.

О временах, Исток которых, исчез в глубинах вечных лет.
О той поре, как на Мидгарде рождён был Белый человек.
Глаза — небсное сияние, и взор был мыслью окрылён,
Тот человек — Богов потомок, был Силой Духа наделён.

Он жил в гармонии с Природой, во Славу Рода созидал,
Его великие деяния Сварог небесный наблюдал.
Во времена великой скорби его утешить мог Услад,
А в час усердного ученья, Перун ему помочь был рад.

Он верил в то, что Боги рядом, они придут, лишь молвишь Зов,
И эту Веру сохранил он, для своих внуков и сынов.
То Быль, укрытая веками, хранима до последних дней.
И только лишь в Преданиях Древних, соединимо Сердцем с Ней.

1970 г.

СВЕТ

Всем Староверам посвящается.

Когда Солнце встает над Родною землею,
И Ярилу с утра правьславляет народ.
Дети Сварога крепкой, большою семьею,
В дружном труде укрепляют свой Род.

Для Перуна, Инглии возводятся храмы,
Пред Куммирами светит Семаргла Огонь.
Не к чему Староверам заморские страны,
Лишь в небесах бы сиял златой посолонь.

Солнечный свет освещает весь Ирий,
Свет Веры Предков – младые серца.
Мы правьславляем Богов, наших Предков,
С ними и Верой наша Жизнь, до конца!

1972 г.

ПРОСНИСЬ ДУША

Памяти Князя А.В. Суворова.

Проходит жизнь, как сон тревожный, нелепо, словно не своя.
Не тешат шелестом дубравы, неслышно трели соловья.
Не слышат дети о сказаньях, что в глубь веков уводят взор.
Не видят взрослые злодеев, что на Руси чинят разор.

Чужих ворон — зовут орлами, не видят Руских соколов.
Везде сплошное равнодушие, что молвить не хватает слов.
Распята Матушка–Россия, в забвении Боги и Душа.
И древней лепоты строения, уже не стоят ни гроша.

Доколь терпеть несправедливость, и серый смрад безликих дней.
Глядеть уныло равнодушно, как грабят старцев и детей.
Зачем губить нам свою Душу, на радость недругов, врагов.
И рабски преклонять колени, у алтарей чужих богов.

Проснись Душа, настало время, восстать из серой пелены.
Очистить напрочь мир от скверны, во славу Руской Старины.
Восславив Сварога и Рода, мы возродим былую стать.
И созидая для потомков, Россию будем прославлять.

1983 г.

ВОЗВРАЩЕНИЕ К ИСТОКАМ

Омской поэтессе Татьяне
ЧЕТВЕРИКОВОЙ посвящается.

Мы славянским Богам не умели молиться
Заходили во храм – иудейские лица.
Князь Владимир! Будь проклят за то, что ни разу
Не молились Богам, как и мы, — светлоглазым.

Русокосым Богиням, что деток славянских
окунали в Оми, не в волнах Иорданских.
Свет Сиона и храм Соломона – чужое.
Оттого мы и жили с пустою душою…

…В заповедных лесах, где ни конных ни пеших,
Укоризненно ухнет затюканный леший,
Да кикимора вдруг из болота окликнет,
Да в ночи домовой половицею скрипнет.

Но, а мы все стояли во тьме, у порога,
За которым сиянье Даждьбога, Сварога,
Тех, что райским блаженством славян не прельщали,
Тех, что пламенем адским славян не стращали,
Что учили: Душа есть у камня и древа…
Но от нас сокрывали все строки, напевы.

И ходили всю жизнь под чужими богами,
И себя – поделом! – называли рабами.
А теперь уж настало время иное,
И Богов своих славим мы с чистой Душою.

1994 г.

Любовь ПРИБЫТКОВА (Россия).

***

Север, юг, запад, восток,
Грань Вселенной, поиск веков.
Все стихии слились в поток,
Нет реки, а все ищут брод.

Осень, лето, зима, весна,
Есть ли вечность и где она.
Смысл жизни, а есть ли он,
Что же будет, когда умрем.

Детство, юность и старость наша,
Где хранится безсмертия чаша.
Все вопросы сплелись в клубок,
Грань Вселенной, всего Исток.

***

Ветер тучи стянул на западе
Клочья черные разметал.
В горизонтной глубокой заводи
Он Жар-прицу в капкан поймал.

Купол небес прогнулся низко
И все краски смешались в нем.
И мелькают в просветах искры
Желто-розово-красным огнем.

Отраженные сполохи света
Словно крыльев трепещущих взмах.
Космы пурпура и фиолета
Оставляют на черных грядах.

Бьется Солнце в стальных оковах
Сердцу вольному лучше смерть.
Так сгорай же в лучах багровых
Непокорная жизнь круговерть.

Ведь на завтра другая птица
Принесет на хвосте рассвет.
День затлеет и возгорится
Запылает на много лет.

***

Маятник качает на руках
Только что уснувший лунный луч
Его мать осталась в облаках
Смотрит беспокойно из-за туч.

Половицы дрогнут невпопад
Шкаф в своем углу всхрапнет немного
Ставни тихим шепотом скрипят
Дремлет дверь-старушка у порога.

Этот дом заброшенный давно
Посреди земли стоящий криво
Верит всем предательствам назло
В то, что счастье не проходит мимо.

***

Нет ни будущего, ни прошлого
Мы вдвоем на краю земли.
Белым снегом слегка припорошены
Одинокие наши следы.

Нет ни вечного, ни настоящего
Только счастье на чистых листах.
Мы стоим и от ветра бодрящего
Наливаются слезы в глазах.

Нас никто не найдет, мы потеряны
Заковать жизнь не смеет в тиски.
Просто мы растворились во времени
Вдалеке от мирской суеты.

***

Мы с тобою на земле ничьи,
Но судьбой распорядились в небе Боги.
И для нас огонь во мгле зажгли.
И почти пересеклись с тогой дороги.

Мое сердце чаще бьется ожидает.
И как будто бы поет во мне душа.
Только разум сердце заглушает,
Что придумала я все себе сама.

И надеяться уже перестаю на счастье,
И, связующую нас, теряю нить.
Огонек волшебный в небе гаснет.
В хаос мыслей возвращая жить.

Так рождаются и умирают звезды.
Так теряются порой во мгле ручьи.
Так цветы свои роняют слезы.
Так и мы с тобою на земле ничьи.

***

Там за синим морем неба
С белыми волнами облаков,
Нас покинут горести и беды
И сгорят тиски земных оков.

И окажемся мы все в стране желаний
Назовите Раем или как…
Что при жизни нам казалось важным,
Здесь окажется простой пустяк.

И вздохнем свободно и счастливо
Ощутив полет своей Души,
Как здесь всё и мило и красиво
Но у каждого опять свои пути.

Мы умоемся росой и Души наши
Полетят сквозь тьму к сиянью звезд,
Чтоб наполнить землю материнским счатсьем
И печалью первых детских слез.

***

Осеняя печаль,
Для юности прощенье.
Глядеть куда-то вдаль,
Ищу успокоенье.

Глубокая тоска
Дождливое прощанье.
Так верить в небеса,
До разочарованья.

Срываться в вышину,
В неистовом течении.
Молиться в тишину,
До умопомраченья.

Так требовать любви,
До хрипоты молчанья.
И сочинять стихи,
В безумье целованья.

Осенняя печаль,
Природы расслоенье.
Как бабочки в хрусталь,
Закованы виденья.

Зажатые в тиски,
Напрасные надежды.
Мы гибнем от тоски,
Легко и неизбежно.

А жизнь идет вперед,
С Душой на параллели.
Об этом сон поет,
А раньше люди пели.

***

Кто не воюет тот – не погибает,
Кто погибает, в вечности живет.
Две тыщи лет в России снег не тает,
Две тыщи лет война и снег идет.

Война идет незримыми шагами
И я за ней иду в седьмом строю.
А надо мною небо с облаками,
Которое так сильно я люблю.

Я ртом ловлю летающую влагу,
Но солоно от пота и от слез.
Я в бой иду совсем не за награду,
А чтобы ты жила среди берез.

И как птенец безкрылый неумелый,
Протяжный крик свой пробуя на вкус.
Наш командир вступает в этот белый,
Холодный снег, где остывает пульс.

***

Природа часто преподносит чудеса,
Когда своей мечте откроешь дверцу.
И если ты попросишь небеса,
Они дорогу отыскать помогут сердцу.
И в январе наступит друг апрель,
Летят к чертям законы неба и прогнозы,
И в танце завершит свой круг метель.
И разразятся вместо снега грозы,
И время остановит бег на миг.
И ангел по земле пройдет босой,
Неся над головой наш век как нимб.
И папоротник расцветет звездой,
Волшебный добрый свет храня за ним.

***

Вот небо наливается свинцом
И капли звезд нам падают в ладони.
И землю охватив своим кольцом
Восходит Солнце в черном небосклоне.

И отступает в ужасе с черты Луна,
А вместо ночи остается только пепел.
Срываются с ресниц обрывки сна
Их тут же к облакам уносит ветер.

И в этой призрачной рассветной тишине
Где радуги раскинулся венец.
Где только я и ты наедине
Звучит мелодия двух бьющихся сердец на всю Вселенную…

***

Я смотрю на скатерть небесную
С бахромой из серебряных звезд.
Скоро станешь ты белой невестою
Князь прибудет из сказочных грез.

И тогда любовь птицей розовой
В вышину полетит к облакам.
И умоется вешними грозами
И подставит себя лучам.

Пропитавшись огненным ветром
И дурманом лесной травы.
Заискрится вдруг красочным светом запылает в твоей груди.

Ускользнет потом солнечным зайчиком
Отраженьем твоей души.
Обернется тем самым мальчиком
О котором мечтаешь ты.

Может быть на воздушном шаре,
Прилетит он к тебе с небес.
Ну а может под парусом алым,
Увезет в свой волшебный дворец.

Будет музыка звонче капели
Будет воздух пьяней вина.
И от счастья, как с карусели
Закружится твоя голова.

День промчится как таянье льдинки,
А под вечер пойдет снегопад.
Закружишься и ты как снежинка
Примеряя венчальный наряд.

***

В тревожном ожидании начала,
Смотрела жизнь скорбя на небеса.
Она своею сложностью пугала,
Хотя была до ужаса проста.

И мчались облака по небосклону,
И молниями скалилась гроза.
А люди шли туманами влекомы,
На солнце ослепив свои глаза.

И тишину взрывал неосторожно,
Рокочущий гортанным криком гром.
И эхом бездна отзывалась ложно,
В смятенье повергая всех кругом.

Лупили капли землю безпощадно
Хлестали струи, острою лозой.
Поило небо, и все пило жадно
Захлебываясь счастьем и водой.

***

Любви завидовать пустое,
Она беда, тоска и боль.
Однажды завладев тобою,
Навек останется с тобой.

Любовь на многое способна,
Творить и рушить без следа.
Она как некто безподобна,
Она как нечто дорога.

Любовь бывает невзаимна,
Ты не кляни, живи любя.
Она как поросль наивна,
И ядовита, как змея.

***

Снова время теребит страницы,
Водит пальцем по буквам в строке.
Улетают от осени птицы,
И листва прикоснулась к земле.

Ветер шапки срывает с прохожих,
А устанет на небо взлетит.
Там он сладкую косточку гложет,
И на звезды ночами скулит.

А дожди маршируют по крышам,
Здесь одна барабанная дробь.
Но их музыку люди не слышат,
Говорят: «как занудливо льет».

И обиженно осень рыдает,
Обнимая за плечи дома.
И снежинками слезы слетают,
Так ей хочется ласки тепла.

***

На улице седой и мрачной,
Под нудным проливным дождем.
Уж сколько лет фонарь невзрачный,
Стоит сутулясь под плащом.

Его никто не замечает,
Все по своим делам бегут.
А он усердно освещает,
Тот темный и опасный путь.

И ждет с надеждой, может завтра,
Пройдет счастливый человек.
Поднимет голову внезапно,
И крикнет всем: «Да будет свет».

***

Меня любовь на небо вознесла
А груза у Души чтоб опуститься мало
И белых крыльев за спиной не стало
Чтоб выше я подняться не могла.

Теперь хожу по звездам наугад
Свой Млечный Путь ищу не так, как надо.
А ты идешь быть может где-то рядом
Ты в том что я слепа не виноват.

С надеждой Боги смотрят с высоты,
Когда же образумятся их дети.
Когда не будут падать в бездну смерти,
И в жертву Души приносить свои.

***

Березы косы распустили русые,
А дуб кудрявый бороду свою.
Я посмотрю в глаза твои, чуть грустные,
И на колени голову склоню.

И птицы песни запоют рассветные,
И разобьют в осколки тишину.
И я скажу свои слова заветные,
О том, что столько лет тебя люблю.

Как долго жаждала я этого мгновенья,
Как терпеливо трепетно ждала.
Услышать сердца частое биенье,
В груди что замирает не дыша.

Всего на час нас обвенчает храм природы,
Шестьдесят минут так мало для любви.
Но в небесах, судьбы законы строги,
Кому-то розы, ну а мне шипы.

Ты улыбнешься покиваешь головою,
И промолчишь, да и к чему слова.
Спасибо и за то, что был со мною,
Спасибо, что меня поцеловал.

Я буду долго привкус этот помнить,
Березового сока на губах.
У всей вселенной были на ладони,
А вся вселенная была в твоих руках.

***

Ты как лучик золотой, у солнышка.
Как в пшенице полевой, зернышко.
Как прохладная роса, на заре.
Распустившийся цветок, по весне.
Как душистая пыльца, на губах.
Как дорога без конца, в облаках.
Ты как детская мечта, после сна.
Как сегодня без вчера, навсегда.
Как сорвавшийся поток, грозовой.
Как размывшийся песок, за волной.
Как у Млечного пути, города.
Как нестройные стихи, про тебя.
Как за каменной стеной, тут и там.
Я везде пойду с тобой, по пятам.

***

Когда для молитвы, не хватит дыханья,
Когда у любви, не найдется мгновенья.
По свету пойду, в безприютном скитании,
И Душу свою, раздарю во спасенье.
Разброшу по крохам, на все расстоянья,
Рассыплю по каплям, в дождливом смятенье.
И будут от слез моих, звезды рождаться,
Мне время, биение сердца заменит.
В следах моих, будут цветы распускаться,
А жаркое пламя, всю землю объемлет.
Есть сила во мне, только стоит дождаться,
Она, до поры, лишь в забвении дремлет.

***

Была весна, шумел апрель,
И пахло вербой за окном.
Нес аист в клюве колыбель,
В обшарпанный родильный дом.

Расправив крылья он курлил,
Баюкал Душу не спеша.
И ветер разбивался в пыль,
И снег с небес летел кружа.

А ночь, накинув теплый плащ,
По улицам незримо шла.
И усмиряя детский плач,
Бросала звезды-жемчуга.

Час расставанья наступил,
И в муках боли закричав.
Собравшись из последних сил,
Мать принимает малыша.

Как много лет, с тех пор прошло,
Сердца огнем и счастьем налиты.
Уж наши дети вьют гнездо,
И к ним спешат все те же аисты…

Мара и Ян Вятич (Беларусь)
(на белорусском языке)

Загараецца новае Сонца
Там, дзе Веды яднаюць людзей.
З’зяюць нам у Сусвеце бясконца
Тайны Вечноай Вясёлкай надзей.

Хай праносiцца праудай вялiкай
Перуна незабыуны наказ.
Верым, дыць нам у сям’i ммногалiкай,
Мiжсусвет, ты упомнi пра нас.

***

Божа вялiкi,
Прыйшоу у нашы души.
У жыццi таксама
Божа прыйдзi.

Папараць – кветку,
Як цуд незвычайны,
Верным сынам
Сярод зорак знайдзi.

Сварга раскрыйся
Насустрач iмкненню.
Слова Перуна
Мы марым пачуць.

Будзе нам вечнасцю
Тое iмгненне.
Браты тое слова
У свет панясуць.

Бог Род вялiкi,
Светлае iмя
Шчыра, як мама
Гучыць для дзяцей.

Сэрца тваё
Хай мальбу нашу прыме
Зробiць шчаслiвымi
У свеце людзей.

***

К.А.И. (Беларусь).
(на белорусском языке)

На вулiце мокра,
Солнца не вiдаць.

Беларусь любiмая
Каб у новым вецце
Перуна Табе Познаць!

Богi вялiкi нашы,
Нябесныя родзiчи нашы
Мы душою з Вамi
будьцця апорой нашай!

Каб прыгожыя думкi мелi,
Каб прыгожыя песнi пелиi!

***

Петр КОЗЛОВ (Россия).

Отцу Александру.

Проживаю в Асгарде Ирийском,
где когда-то Один восседал,
а потом проделал путь неблизкий…
Проживаю в Асгарде Ирийском
и о том недавно я узнал…

Омь свое названье сохранила,
Ирий называют Иртышом,
в нем воды целительная сила.
Время ничего не изменило —
Рускою наполнено Душой.

Был здесь Александр Македонский,
видел снег, на Ирии – шугу
(это нас не удивляет в Омске),
мимоходом был здесь Македонский
и не уподобился врагу…

Нет, непобедимо Беловодье –
семь его прекрасных светлых рек:
здесь такой высокий Дух в Народе,
что враги войска свои уводят –
безоружен всякий имярек…

В городе Богов – скиту на Оми –
я живу, как Один, не один,
о другом не помышляю доме.
В городе Богов – скиту на Оми –
сам себе и Бог, и господин…

Презираю рабство в человеке.
Призывают видеть Небеса.
Млечный Путь и Беловодья реки
говорят о жизни в новом веке,
чистой и прозрачной, как роса…

4.03.2000 г.

***

Россия, что стало с тобою?
Что стало с тобою, Народ?
Какою дорогой-тропою
тебя провиденье ведет?

Не кормчие, нет! Не герои,
которых несут на щите…
Идем ли к подобию Трои
при нашей при всей нищите?

При нашем природном богатстве,
богатстве ума и Души –
смогли искушенью поддаться
в столицах и дальней глуши…

Но что отвергаем с размаху,
и что на заметку берем?
Как будто, отчаясь, на плаху
мы головы наши кладем…

1991 г.

***

Двадцатый век, средневековье:
сыск (инвизиция) и смерть…
В нем наворочено такое,
чего катарам не суметь…

Что манихеям не под силу,
хотя попробывать могли б.
На дыбе ты еще, Россия,
но над тобою – Божий нимб!

Еще в твоих просторах мглисто –
блестит Георгия копье –
они отходят, атеисты,
идут в свое небытие.

И злоба их не убывает,
и безполезно им твердить:
Добра без Бога не бывает,
а Бог сумеет победить!..

Когда последний канет в Лету –
век прошумит, а может – два,
но нам любить Россию – эту,
что исстрадалась, но – жива!

Любить во всякое мгновенье,
в минуту каждую и в час.
Средневековье? Возрожденье!
Оно, даст Бог, начнется с нас!

1996 г.