Сказ о Ратиборе

То было в стародавние времена, когда еще чудеса случались на Мидгард-Земле. Жили-были в одном из благодатных градов Беловодья справедливый князь со своей княгиней. Их жизнь могла бы стать счастливой, коли бы в лета их молодости, Бог Род даровал им детей. С дальних и ближних краев приходили лекаря и кудесники, но они так и не смогли избавить княжескую чету [пару] от безплодия.

И вот, как-то раз к ним во княжие хоромы пришел старый волхв-отшельник. Он дал княгине несколько ячменных зерен и сказал:
— Осушите свои слезы. Пусть княгиня съест эти чудесные зерна, и тогда, через положенный срок, она родит прекрасного сына. Будет он силой могуч и умом славен, а в подарок ему от меня, прими, княже [старая форма обращения к Князю], меч заветный.

Княгиня так и поступила, как велел старый волхв-отшельник. И в положенный срок она родила мальчика, красивее которого не было никого в Беловодье. Когда мальчик подрос, не было равных ему ни на поединках в урочищах [в священных местах, где проводились поединки, соревнования], ни в умудренных беседах. За мудрость, отвагу и силу его, нарек князь сына Ратибором.

Когда Ратибор возмужал, то захотел повидать Божий мир, посмотреть на страны соседские. Он пришел к отцу с просьбой отпустить его с друзьями-сотоварищами в путешествие. Князь лишь отрицательно качал головой. Он слишком дорожил своим единственным сыном, чтобы доверить его произволу судьбы. Но юноша даже думать не мог ни о чем другом, поэтому, в конце концов, князь дал согласие, и Ратибор с друзьями-сотоварищами отправился в путешествие. А вместе с ним отправились трое спутников — оружейник, коваль и зодчий.

Отправились они вслед за Солнцем [т.е. на Запад] , миновали Рипейские горы [Уральские горы] , и, пройдя небольшое расстояние, четверо приятелей вышли к стенам прекрасного, но безлюдного древнего града, приходящего в упадок. Они увидели высокие терема, обширные базары, лавки, полные товаров. Всё указывало на большое и зажиточное население, но ни в теремах, ни на улицах не было ни одного человека. Изумленные путешественники не понимали, в чем дело, пока оружейник вдруг не хлопнул себя рукой по челу:
— Я вспомнил! Сие, должно быть, тот самый древний град, о котором мне говорил мой прадед. В этом древнем граде поселилась черная Нежить [нечистая сила, демон, черт, бес], которая не дает никому из жителей покоя. Лучше всего нам убраться отсюда засветло.
— Как бы не так, — возразил княжич. — Мы уйдем не раньше, чем потрапезничаем [пообедаем или поужинаем], поскольку я ужасно голоден.

Они направились в лавки и выбрали все необходимое для трапезы. Справедливую плату за товары они оставили на прилавках — как ежели бы продавцы были на месте. Затем они добрались до княжьих хором в середине древнего града. Оружейник взялся за приготовление трапезы, а остальные продолжали осмотр древнего града.

Работа у оружейника спорилась. Вскоре на кухне аппетитно запахло готовой едой. Оружейник, предвкушая, как вкусно они потрапезничают, вдруг заметил перед собой маленькую фигурку, размером с домового*, закованную в доспехи, с мечом и копьем в руках. Мужичок гарцевал на черной собаке, покрытой ярким чепраком.
* Домовой – добрый Дух, хранитель домашнего очага. Согласно народных поверий считается, что домовой имеет небольшой рост, около аршина (1 аршин = 71,12 см).

— Отдай мою трапезу! — закричал он, яростно потрясая своим маленьким копьем.
— Твою трапезу! — рассмеялся оружейник. — Ты, я вижу большой шутник, дядя.
— Поворачивайся живее! — заорал крохотный воин громким голосом. — Не то я превращу тебя в деревянное изваяние!
— Да ты нахал, — рассердился доблестный оружейник. — Подойди поближе, чтобы я мог сразиться с тобой как подобает двум поединщикам.

При этих словах мужичок вдруг превратился в ужасно высокую черную нежить. Но храбрость оружейника не исчезла, ибо он был рожден в Беловодье. Выхватив свой острый меч, он напал на высокую черную нежить, чтобы она сражалась или умоляла его о пощаде. Но черная нежить не стала с ним сражаться, а взглянула на него черным оком, и превратился оружейник в деревянное изваяние. Отнесла его черная нежить в подклет и там оставила.
— Я покажу им, как трапезничать в моих чертогах, — ворчала черная нежить, пожирая пирожки и тушеное мясо. Она подобрала последние кусочки, после чего исчезла.

Вскоре вернулся княжич с друзьями. Голодные, как после долгой охоты, они закричали с порога:
— Ну же, дорогой оружейник, где ты и где наша трапеза?
Однако их приятель не смог ответить из подклета, ибо был превращен в деревянное изваяние.
— Может он уже наелся и где-нибудь спит, — молвил коваль. — Нужно поискать его по подклетам и чуланам.
— Какая жалость! — воскликнул княжич. — Нам придется приготовить что-нибудь еще. Давай, коваль, свари-ка нам обед, а мы с зодчим еще побродим по древнему граду.

Теперь та же история случилась с ковалем. Как только он начал принюхиваться к аппетитному запаху, предвкушая вкусные пирожки и мясо, перед ним возник маленький воин. Поначалу коваль храбро вызвал мужичка на поединок, но уже через мгновение был превращен в деревянное изваяние. С ним все произошло так же, как и с оружейником. Отнесла черная нежить деревянное изваяние коваля в подклет и оставила там рядом с заколдованым оружейником.

Разумеется, когда княжич и зодчий, голодные, вернулись во княжие хоромы, им снова не удалось потрапезничать. Теперь за повара остался зодчий, но и он не смог устоять против колдовства черной нежити, как и его друзья. Когда голодный Ратибор вернулся во княжие хоромы, он не обнаружил ни еды, ни друзей. Пришлось ему самому взяться за приготовление трапезы.
Как только аромат пищи распространился по княжеским хоромам, немедленно появился верхом на собаке крошечный воин.
— Клянусь, ты прекрасно выглядишь, дружок, — сказал ему княжич покровительственным тоном. — Чего же ты хочешь?
— Отдавай мою трапезу! — взвизгнул мужичок.
— Сие не твоя трапеза, не званный гость, это моя пища, — ответил Ратибор. — Однако, коли ты настаиваешь, мы можем решить наш спор поединком.

Собачий воин начал расти и превратился в громадную черную нежить. Она хотела напугать Ратибора своим ужасным видом, чтобы он упал на колени и молил о пощаде. Но вместо того, чтобы упасть на колени и молить о пощаде, княжич рассмеялся:
Навье создание [т.е. существо потустороннего мира (Мира Нави)] , во всем должна быть мера. Только что я видел смехотворно маленького мужичка, а сейчас лицезрею до глупости большую черную нежить. Я надеюсь, ты проявишь настоящий характер и, коль скоро изменения даются тебе без труда, станешь моего роста — ни больше, ни меньше. Вот втапоры [тогда, в то время] мы и решим, кому действительно принадлежит трапеза.

Черная нежить не смогла возразить княжичу, поэтому сжалась до обычных размеров и набросилась на дерзкого юношу с копьем наперевес. Но, несмотря на то, что навье создание прекрасно владело мечом и копьем, Ратибор не уступал ему ни пяди. После ужасной схватки он пронзил черную нежить острым мечом.

Догадавшись, какие события происходили здесь ранее, он принялся просматривать все подклеты и чуланы. В дальнем подклете он обнаружил трех своих друзей превращенных в деревянные изваяния. Ратибор дотронулся до деревянных изваяний заветным мечом, и его друзья обрели свой прежний вид. Он сказал им с доброй улыбкой:
— Эй, воины, идемте трапезничать, я убил навье создание, ненавистную людям черную нежить.

Они поблагодарили Ратибора за спасение от колдовства и восславили безпримерную храбрость своего друга. Затем Ратибор послал жителям древнего града, которых изгнала злобная черная нежить, весть о том, что они могут вернуться в свои жилища и жить в мире и спокойствии. Он попросил от них признать правителем древнего града оружейника, и дать ему в супруги самую красивую девушку, из достойного древнего Рода. Горожане с радостью согласились. И разнесли славу о победе Ратибора над черной нежитью, по всем градам и весям своей страны.

Когда закончились свадебные торжества и княжич с друзьями собрался отправиться далее повидать Божий мир и посмотреть на страны соседские, оружейник стал горячо упрашивать Ратибора позволить ему идти вместе с ними. Однако Ратибор отклонил его просьбу, обязав его мудро управлять древним градом. На прощание он вручил оружейнику стебель ячменя, наказав как следует смотреть за ним.
— Eжели ячмень растет хорошо, значит у меня все в порядке, — объяснил Ратибор. — Но ежели колос поникнет, знай, что меня настигло несчастье и мне срочно нужна твоя помощь.

Попрощавшись с молодоженами, княжич и его друзья отправились дальше. Долго, коротко ли, они дошли до еще одного покинутого древнего града. Как и в прошлый раз, они бродили по просторным хоромам, пустым улицам и покинутым лавкам, так и не встретив ни одного человека. Внезапно коваль сказал:
— Я наконец-то вспомнил. В этом древнем граде живет страшный злой дух, который убивает каждого встречного. Лучше всего нам уйти отсюда!
— Только после того, как мы пообедаем, — отвечал голодный княжич. Они выбрали необходимые продукты в пустых лавках, заплатив за все сполна. Правда, деньги пришлось просто оставить на прилавках, так как хозяев нигде не было видно. Коваль отправился готовить пищу во княжие хоромы, а Ратибор и зодчий продолжи¬ли прогулку по древнему граду.

Как только приготовленный обед начал источать аппетитный запах, в кухне вдруг появился злой дух в облике отвратительной старухи с черной морщинистой кожей и ногами, вывернутыми назад. При виде столь отталкивающего зрелища доблестный коваль, ни слова не говоря, бросился к дверям за своим мечом и напал на злого духа в облике отвратительной старухи. Но она бросила в него горсть волшебного порошка, и превратился коваль в каменное изваяние. Злой дух спрятал его в одной из комнат, закрыв ее на засов. Это злое порождение мира нави быстро проглотило обед и исчезло, а когда Ратибор и зодчий голодные вернулись во княжие хоромы, то не нашли ни обеда, ни своего друга коваля.

Тогда княжич поручил зодчему кухонные заботы, а сам снова отправился осматривать красоты древнего града. Но и со вторым поваром случилась та же беда, что и с первым. Как только появился злой дух, зодчий выхватил свой меч и напал на злого духа в облике отвратительного горбуна с ногами, вывернутыми назад. Но злое порождение Мира Нави бросило в зодчева горсть волшебного порошка и тот превратился в каменное изваяние. Злой дух спрятал его в той же комнате, что и коваля, закрыв ее на засов. Отвратительный горбун быстро проглотил обед и исчез…

— Плохо дело! — воскликнул вернувшийся княжич, когда не нашел своих друзей, не говоря уж об обеде. Он взялся за дело сам. Как только запахло прекрасно приготовленой пищей, немедленно появился злой дух. Однако на сей раз, имея дело с красивым юношей, злой дух изменил свой облик и из отвратительного горбуна превратился в очаровательную девушку. Но Ратибор не поддался обману. Увидев вывернутые назад ноги красотки, он сразу же догадался, кто перед ним, и сказал, сжимая в руке острый меч:
— Прошу тебя, навье создание, измени свой облик еще раз. Я бы не хотел убивать такую очаровательную девушку.
Злой дух даже завизжал от ярости. Но, как только он принял обычный уродливый облик отвратительного горбуна, княжич нанес удар своим заветным мечом, и гнусная тварь Мира Нави упала замертво к его ногам.

Догадавшись, какие события происходили здесь ранее, он принялся просматривать все комнаты. В одной из дальних комнат он обнаружил своих друзей превращенных в каменные изваяния. Ратибор дотронулся до каменных изваяний заветным мечом и его друзья-сотоварищи обрели свой прежний вид. Он сказал им с улыбкой:
— Эй, воины, идемте обедать, я убил злого духа.

Они поблагодарили Ратибора за спасение от колдовства и восславили безпримерную силу и храбрость своего друга. Затем Ратибор послал жителям древнего града, которых изгнал злой дух, весть о том, что они могут вернуться в свои жилища. Он обещал им мирную и спокойную жизнь. А также попросил жителей признать коваля своим князем и правителем этого древнего града, и дать ему в супруги самую красивую девушку, из какого-нибудь достойного древнего рода. Горожане с радостью согласились. И разнесли славу о победе Ратибора над злым духом, по всем градам и весям своей страны.

После свадебных торжеств княжич и зодчий отправились дальше. А князь-коваль очень не хотел расставаться с сотоварищами. Но Ратибор вручил ему стебелек ячменя со словами:
— Поливай и бережно ухаживай за ним. Пока он будет расти хорошо — будь уверен, что я доволен и счастлив. Но ежели он поникнет — значит, я в беде и жду твоей помощи.

Пройдя не так уж много, княжич и зодчий достигли большого града на берегу моря, где решили остановиться на отдых. Судьбе было угодно, чтобы зодчий влюбился в прекраснейшую девушку, красота которой затмевала Луну и Звезды. Он вздыхал, вспоминал счастливый жребий оружейника и коваля, вслух мечтал о том, что и ему недурно было бы получить княжество и прекрасную суженую — до тех пор, пока Ратибор не сжалился над ним. Он пригласил к себе старейшин этого приморского града, открыл им свое имя и попросил признать зодчева князем града, отдав ему в супруги его избранницу.
Чтобы оберечь себя от возможных в будущем напастий и заручиться помощью храброго витязя, старейшины этого града исполнили его просьбу. Ведь слава Ратибора гремела повсюду. После пышной свадьбы зодчева и его избранницы, княжич отправился дальше один. Как и прежде, он оставил стебель ячменя, по которому можно было узнать о его делах.

Проделав долгий путь, княжич остановился отдохнуть на берегу реки. Вдруг он с удивлением увидел, как вниз по реке плывет огромный яхонт. Затем еще и еще один проплыли мимо него, переливаясь алым светом. Каждый камень был больше предыдущего. Пораженный таким чудом, княжич решил найти их источник. Так он три дня и три ночи шел вверх по реке, течение которой несло и несло яхонты, пока у самой кромки воды не увидел прекрасные мраморные чертоги. Пышные сады окружали стены. На ветвях одного раскидистого дерева висела золотая корзина.

То, что увидел в ней княжич, потрясло его больше всех прежних чудес. В корзине лежала отсеченная голова самой восхитительной, самой прекрасной, самой совершенной девушки в мире. Очи ее были закрыты, золотые волосы спутаны ветром, и каждую минуту из раны на горле падала в воду капля алой крови, тут же превращаясь в огромный яхонт.

Ратибор не мог спокойно лицезреть на эту душераздирающую картину, слезы хлынули у него из глаз. Он решил обыскать мраморные чертоги, чтобы разгадать страшную тайну. Он прошел через богато украшенные мраморные залы, через резные галереи и широкие коридоры, но нигде не встретил ни единого живого существа. Наконец он добрался до опочивальни [спальня, место для отдыха], драпированной серебряным шелком, где на атласном ложе [здесь в значении – постель, кровать] лежало обезглавленное тело красивой девушки. Он сразу догадался, что именно ее голова была в золотой корзине. Охваченный неудержимым желанием соединить обе части прекрасного создания воедино, он бросился обратно к выходу и вскоре вернулся с корзиной в руках. Он осторожно приложил голову к шее — и вдруг! — разъятые части срослись. Он коснулся ее тела своим заветным мечом и девушка ожила. Радостный и взволнованный княжич стал умолять незнакомку поведать о себе, как и почему она очутилась в этих таинственных мраморных чертогах, и почему у нее была отсечена голова.
— Я — княжеская дочь, Дарина — отвечала девушка. — Злобный нежить-оборотень влюбился в меня и похитил при помощи колдовства. Поскольку он ужасно ревнив, то, покидая свои мраморные чертоги, всегда отсекает мне голову и подвешивает ее в золотой корзине.

Исполненный чувством сострадания, Ратибор просил княжну немедленно покинуть эти мраморные чертоги вместе с ним.
— Сначала мы должны избавиться от нежити-оборотеня, — возразила девушка, — иначе нам не удастся спастись от погони. Я попытаюсь выведать, где спрятана его смерть. Тебе же придется отсечь мне голову и снова положить ее в золотую корзину, чтобы жестокий нежить-оборотень ничего не заподозрил.

Бедный княжич даже подумать не мог, как ему выполнить столь ужасную задачу. Однако делать было нечего. Зажмурив глаза, он одним ударом острого заветного меча отсек голову своей любимой Дарине. После этого он подвесил корзину на прежнее место и спрятался в чулане около опочивальни.
Вскоре вернулся нежить-оборотень. Оживив княжну, он сердито закричал:
— Фу! Росским Духом пахнет, в моих мраморных чертогах!
Дарина притворно заплакала:
— Я ничего не знаю, нежить-оборотень! Ведь пока тебя нет — я ничего не вижу, ничего не чувствую. Это ты видать на Рось или в Беловодье летал, а там и Росского Духа набрался, но если мне не веришь, нежить-оборотень, то лучше убей меня, только не кричи!
Нежить-оборотень, который любил свою златовласую пленницу до безумия, поклялся, что скорее умрет сам, чем убьет ее.
— Сие было бы ужасно! — воскликнула девушка. — Ведь коли ты умрешь вдали от дома, то я так и останусь с отсеченной головой — ни живой, но и не мертвой.
— Не бойся, прекрасная Дарина! — начал утешать ее нежить-оборотень. — Вряд ли меня где-нибудь убьют, поскольку ключ к моей жизни хранится в потаенном месте.
— Я надеюсь, что сие так, — сказала княжна. — Но, быть может, ты все это придумал, чтобы утешить меня? Я не успокоюсь, пока не услышу подробнее об этом месте и сама не смогу оценить его надежность.

Поначалу нежить-оборотень отказывался открыть свою тайну, но княжна Дарина так хитро ластилась к нему, так нежно его обихаживала, что нежить-оборотень, вдобавок страшно уставший и хотевший спать, наконец промолвил:
— Никто не сможет убить меня, за исключением княжича Ратибора из Беловодья. Да и он не сможет до тех пор, пока не отыщет одинокое черное древо [черный тополь] , которое день и ночь охраняют черный пес и черный конь. После этого надо пройти мимо черных стражей невредимым, забраться на черное древо до самой высокой ветки, где висит золотая клетка, вытащить оттуда певчего скворца, извлечь из его тела шмеля и раздавить. Только тогда я умру. Видишь, как надежно защищена моя жизнь. Ведь надо иметь поистине отважное сердце и огромную мудрость, чтобы добраться до черного древа и одолеть его черных стражей.
— А как можно их одолеть? — настаивала княжна. — Расскажи мне, втапоры я успокоюсь.
Нежить-оборотень, который уже засыпал, да к тому же утомился от непрерывных вопросов, ответил сквозь дремоту:
— Перед черным конем лежит груда костей, а перед черным псом — охапка травы. Ежели длинной палкой передвинуть эти кучи так, чтобы черный конь получил траву, а черный пес — кости, то пройти между ними несоставит труда.

Княжич, слышавший весь рассказ, немедленно отправился на поиски. Вскоре он увидел одинокое черное древо, которое бдительно охраняли дикий черный конь и бешеный черный пес. Однако, получив каждый свою пищу, черные стражи стали смирными и кроткими. Ратибор без труда взобрался на черное древо, поймал скворца и скрутил ему шею. В сие время проснувшийся нежить-оборотень понял, что происходит, и взлетел в воздух, чтобы сражаться за свою жизнь. Однако княжич издалека заметил противника. Он поспешно разрезал тело птицы и схватил шмеля, сидевшего внутри. Когда ворог уже подлетал к черному древу, Ратибор оборвал насекомому крылышки — и нежить-оборотень тут же рухнул на сыру землю. Княжич оторвал у шмеля лапки — и нежить-оборотень обезножел. А когда шмель лишился головы, то прекратилась и жизнь злобного нежить-оборотеня.

Ратибор с победой вернулся к княжне. Он хотел было сразу отправиться в княжество ее отца, чтобы попросить его благословения на Семейный Союз с Дариной, но девушка упросила его задержаться ненадолго, чтобы отдохнуть и осмотреть все богатство мраморных чертогов.

Как-то раз княжна пошла купаться на реку. Когда она вымыла голову и расчесала свои прекрасные золотистые волосы, несколько длинных волосков запуталось в гребне. Они сверкали и искрились червонным золотом.
Гордясь прекрасными волосами, Дарина решила:
— Я не могу бросить их в реку, где они увязнут в грязном речном иле.
С этой мыслью она положила золотые волоски на лист древа Перуна [дуб] и спустила зеленый кораблик на воду.

Случилось так, что князь большого южного стольного града, расположенного вниз по реке, катался на лодке. С ее борта он вдруг заметил нечто, сверкавшее на воде, как солнечный луч. Подплыв ближе, его гребцы вытащили зеленый лист древа Перуна, на котором огнем сияли золотые волоски. Никогда ранее не встречал князь такой красоты. Он поклялся не отдыхать ни ночью, ни днем, пока не найдет обладательницу этих золотых волос. Для поисков он призвал трех самых мудрейших и могучих ведьм из своего княжества.
Первая мудрая ведьма сказала:
— Ежели хозяйка золотых волос живет на Земле, то я обещаю найти ее.
Вторая мудрая ведьма сказала:
— Ежели она даже живет на Небесах, я проделаю в Небесах дырку, чтобы доставить ее вам, светлый князь.
А третья мудрая ведьма со смехом возразила:
— Ежели ты разорвешь Небеса, то мне придется поставить на дырку заплату — да так, что никто не смог отличить старый кусок от нового.
Князь счел последнюю ведьму самой мудрой из всех и именно ей поручил поиски прекрасной незнакомки с сияющими золотыми волосами, для этого дела он дал свой большой княжий струг вместе с дружиною.

Ведьма быстро догадалась, что хозяйку золотых волос надо искать в соседнем княжестве, вверх по реке. Поэтому она уселась в большой княжий струг, а княжеские дружинники изо всех сил принялись грести против течения. Несколько дней они плыли, пока вдалеке не показались мраморные чертоги. Хитрая ведьма приказала спрятать струг в зарослях ивы у ближайшего острова, а сама отправилась к мраморным чертогам на лодке.
Втапоры коварная ведьма сошла на берег, добралась до ступеней мраморного чертога, где и принялась плакать и сетовать [жаловаться] на судьбу.
В тот день Ратибор отправился на охоту, а златовласая княжна сидела дома одна одинешенька. Добрая душа, она сразу же откликнулась на слезы старой женщины.
— Матушка, — спросила Дарина, выйдя из мраморных чертогов, — почему вы плачете?
— Доченька, — отвечала хитрая женщина, — я оплакиваю скорбную участь, которая может постигнуть тебя, коли твой супруг погибнет, и ты останешься здесь одна.
А надо сказать, что с помощью своего колдовства, она уже узнала о княжиче Ратиборе.
— Сущая правда! — всплеснула руками княжна. — Сие было бы ужасно. Почему же я раньше об этом не подумала?

Весь день Дарина проплакала, а вечером рассказала Ратибору о своих страхах. Но тот лишь рассмеялся, сказав, что ключ к его жизни в надежном месте, и вряд ли несчастье может угрожать им.
Княжна успокоилась. Она попросила показать место, где спрятан ключ, чтобы можно было присматривать за ним.
— Дарина, ключ находится в моем остром заветном мече, который не знает поражений. Ежели его испортить, тогда я умру, — отвечал Ратибор. — но в честном бою никому не дано победить меня. Поэтому успокой свое сердце, милая княжна!
— Будет разумней хранить заветный меч дома, отправляясь на охоту,— предложила супруга. И хотя княжич уверил ее, что нет причин для тревоги, Дарина решила поступить по-своему. Когда на следующее утро Ратибор вновь отправился за дичью, княжна спрятала его могучий острый меч, подложив в нагалище [ножны] другой, да так, что княжич ничего не заметил.
Поэтому, когда ведьма-колдунья снова явилась рыдать на мраморных ступенях, княжна весело сказала:
— Не плачьте, матушка! Сегодня мой супруг вне опасности. Ключ к его жизни заключен в заветном мече, а меч спрятан в моем сундуке.

Старая ведьма дождалась послеобеденного сна, когда все затихло, выкрала заветный меч из сундука, развела огонь и сунула острое лезвие в пылающие угли. Как только клинок начал нагреваться. Ратибор почувствовал во всем теле страшный жар. Зная волшебные свойства своего заветного меча, он выдернул оружие из нагалищ, взглянуть, что же случилось. Но увы! В руках его был не настоящий заветный меч, а подмена. Он громко закричал:
— Что ты сотворила Дарина! Я погиб! — и пришпорил коня в галоп.
Но хитрая ведьма-колдунья раздула такой сильный огонь, что меч быстро раскалился докрасна. Ратибор был уже почти рядом с мраморными чертогами, но тут заклепка распалась, рукоять отвалилась от лезвия — и в ту же секунду голова княжича скатилась наземь.

Втапоры ведьма-колдунья вошла в покои княжны.
— Доченька, — сказала она, — как перепутались после сна твои чудесные золотые волосы. Пока не вернулся твой супруг, позволь мне вымыть волосы и уложить их.
Они вышли по мраморным ступеням к реке. Обманщица ведьма-колдунья сказала:
— Войди в мою лодку, душечка. Вода у другого борта чище, чем у берега.

Дарина начала мыть волосы, которые, словно покрывало, закрыли очи, мешая смотреть вокруг. В сей момент старая ведьма отвязала лодку, и течение повлекло их вниз, в сторону спрятаного у острова, княжеского струга. Как только лодка поравнялась со стругом, дружинники князя из южного града, подняли княжну и ведьму на борт.
Напрасно княжна рыдала и просила, чтобы ее отпустили назад к своему супругу Ратибору. Но все было тщетно. Втапоры Дарина дала великий обет.
— О ты, безстыжая старая ведьма-колдунья! — с гневом обратилась она к обманщице. — Я поняла, что ты тащишь меня в хоромы какого-то князя. Кто бы он ни был, я клянусь целых шестьнадцать лет не видеть его лица!

Наконец они прибыли в южный стольный град — к восторгу князя. Но когда он узнал о клятве златовласой княжны, то построил для нее высокую башню. Ничто не должно было нарушать ее одиночества. Только рубящим дрова и черпающим воду дозволялось входить во двор, окружавший башню. Так она и жила, оплакивая своего возлюбленного.

А надо вам сказать, что, как только голова княжича Ратибора отделилась от туловища, стебель ячменя, оставшийся у оружейника, внезапно переломился, да так, что колос упал на землю. Верный оружейник страшно встревожился. Он сразу догадался, что случилось несчастье с его дорогим другом. Без промедления, собрав свою дружину, он двинулся на помощь. В пути он встретился с дружинами коваля и зодчева. Поговорив друг с другом, друзья установили, что все три колоса отломились в один и тот же момент. Надо было готовиться к самому худшему. Поэтому они даже не удивились, когда после долгого пути нашли на берегу реки обожженное, покрытое волдырями тело княжича, а рядом — его голову. Зная о волшебных свойствах заветного меча, они сразу же бросились к оружию Ратибора, но увидели подмену. Вот когда их сердца замерли от горя! На руках они отнесли тело Ратибора в мраморные чертоги, чтобы омыть его и подготовить к совершению обряда тризны. Но вдруг! Они увидели настоящий заветный меч, лежавший в куче золы. Клинок был перекален и покрыт раковинами, рукоять меча валялась в стороне, заклепка потерялась.
— Сейчас мы все исправим, — закричал князь-коваль. Он раздул огонь, выковал заклепку и прикрепил рукоять к клинку. Как только он закончил работу, голова княжича приросла к шее так же прочно, как прежде.
— Теперь моя очередь! — воскликнул князь-оружейник. И он так сильно раскрутил точильное колесо, что раковины и пятна исчезли с лезвия как по волшебству. Заветный меч снова стал блестящим. И пока он крутил колесо, рубцы и ожоги исчезли с тела Ратибора. Он внезапно ожил и сел на своем ложе, такой же прекрасный, как и раньше.
— Где моя супруга Дарина? — был его первый вопрос.
Он рассказал друзьям обо всем, что произошло.
— А сейчас мой черед действовать! — заявил князь-зодчий.— Дайте мне ваш заветный меч, и я быстро верну вам супругу.

Итак, со сверкающим заветным мечом в руке он отправился на поиски пропавшей княжны. Вскоре он добрался до южного стольного града, где увидел высокую башню. Горожане рассказали ему, что там вдали от всех живет златовласая княжна из северной страны. Никому, кроме дровосеков и водоносов, не дозволено входить во двор башни. Зодчий решил, что сие, должно быть, и есть супруга его друга Ратибора. Он переоделся дровосеком и начал выкрикивать под окнами башни:
— Дерево, дерево! 100 золотых гривен за одну вязанку! Княжна, которая дышала свежим воздухом на крыше, отправила служанку спросить, что за дерево стоит так дорого.
— Сие всего лишь дрова, — отвечал мнимый дровосек, — но их срубили острым блестящим мечом.
От такого ответа у княжны сердце забилось быстрее. Выглянув в окно, она увидела в руке незнакомца заветный меч княжича Ратибора. Поэтому она снова послала служанку спросить, есть ли у дровосека еще какие-то товары для продажи. Тот ответил, что у него есть чудесная летающая колесница. Княжна сможет взглянуть на нее, когда вечером выйдет на прогулку в сад.

Она согласилась. Вечером зодчий доставил летающую колесницу в сад и предложил княжне испытать ее в полете. Но в саду в то время гуляла сестра князя южного града. Она решила не отпускать пленницу одну. Вместе со старой ведьмой-колдуньей, похитившей княжну, они тоже забрались внутрь летающей колесницы. Зодчий уцепился снаружи — и летающая колесница, подобно птице, начала быстро подниматься все выше и выше.
— Хватит, хватит, пора спускаться! — закричала сестра князя южного града.
Тут зодчий схватил ее за пояс и сбросил вниз, прямо в реку. Сестра князя вся в мокрых одеждах выбралась из реки и побежала сообщить брату о случившимся. А когда летающая колесница пролетала над башней, зодчий вышвырнул за борт старую ведьму-колдунью, которая вдребезги разбилась о камни.

А летающая колесница полетела прямо к мраморным чертогам, где их с нетерпением ожидал княжич Ратибор. Со слезами радости на глазах встретил он свою дорогую супругу. Затем вместе с друзьями княжич отправился во владения отца Дарины, и только получив его благословение Ратибор решил возвратиться в родное Беловодье.
Когда беловодский князь, который весьма постарел после отъезда сына, увидел три грозные дружины на подступах к своему граду, то счел их за ворогов. Он во главе своей дружины выехал им навстречу и сказал:
— Если вы пришли с худыми мыслями, то никаких богатств, вы не получите в этом граде, многие из вас только смерть свою найдут от наших мечей под стенами града. Хоть я и стар, но могу еще сражаться. А если бы со мной был мой дорогой храбрый сын Ратибор, то у нашего града все вражеские рати бы полегли. Но он покинул нас много лет назад, и никто больше не слышал о нем.

Тут княжич бросился отцу на шею. Он рассказал ему обо всем, что случилось, и как помогли ему старые верные друзья — оружейник, коваль и зодчий. Их приключения вызвали всеобщее восхищение. Ратибор рассказал отцу о своей супруге Дарине, и о том, что получил благословение от ее отца. А когда старый князь увидел золотоволосую супругу сына, то радости его не было границ, и он решил устроить ему великую свадьбу.

Через три дня собрался на свадьбу весь народ, что жил на триста верст в округ; пришел и старый волхв-отшельник подаривший заветный меч Ратибору, он благословил семейный союз Ратибора с златовласой княжной Дариной, и был в чести, как посаженный отец. На свадебном пиру, были всякие яства, что вкуснее никто и не пробовал.

После свадьбы, старый князь объявил, что уходит на покой. Тут народ всем миром порешил и выбрал Ратибора новым князем. И стало так, и зажили все долго и счастливо.